ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ КОМПОНЕНТОВ ВОДНО-ПАРОВОГО ДИСТИЛЛЯТА И ЭКСТРАКТОВ, ПОЛУЧЕННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ОРГАНИЧЕСКИХ РАСТВОРИТЕЛЕЙ ИЗ СЫРЬЯ ГРИБА ЧАГИ

Article Russian OPEN
Слижов (Slizhov), Юрий (Jurij) Геннадьевич (Gennad'evich) ; Хасанов (Hasanov), Виктор (Viktor) Вазикович (Vazikovich) ; Чумаков (Chumakov), Антон (Anton) Александрович (Aleksandrovich) (2015)
  • Publisher: Altai State University
  • Journal: Khimiia rastitel'nogo syr'ia (Chemistry of plant raw material) (issn: 1029-5143)
  • Related identifiers: doi: 10.14258/jcprm.201502600
  • Subject: чага; Inonotus obliquus (Pers.) Pilat; карбоновые кислоты; тритерпеноиды | birch fungus, Chaga, Inonotus obliquus (Pers.) Pilat, carboxylic acids, triterpenoids

Исследован химический состав компонентов водно-парового дистиллята и экстрактов, полученных с применением органических растворителей из природного лекарственного сырья березового гриба чаги Inonotus obliquus (Pers.) Pilat. Соединения, извлекаемые из чаги перегонкой водяным паром, более чем на 90% состоят из насыщенных и ненасыщенных высших жирных кислот с 16–18 атомами углерода (ВЖК C16–C18). Гексан, хлороформ и этилацетат экстрагируют из чаги ВЖК C16 и C18 и тетрациклические тритерпеноидные соединения. Количественный выход экстракта в расчете на массу сырья при одинаковых условиях и длительности экстракции обратно пропорционален полярности органического растворителя. Среди тритерпеноидов преобладают специфические компоненты чаги – инотодиол (доминирующий компонент), траметеноловая кислота и ее альдегид, составляющие вместе 50–60% компонентов экстрактов, полученных с применением гексана, хлороформа или этилацетата. Поскольку инотодиол является биологически активным соединением, проявляющим in vitro выраженную противоопухолевую активность, то извлечение специфических ланостановых тритерпеноидов из чаги с помощью органических растворителей актуально для их дальнейших экспериментальных и клинических фармакологических исследований.
  • References (15)
    15 references, page 1 of 2

    1. Sen T., Samanta S.K. Advances in biochemical engineering/biotechnology, 2015, vol. 147, pp. 59-110.

    2. Song F.Q., Liu Y., Kong X.S., Chang W., Song G. Asian Pacific Journal of Cancer Prevention, 2013, vol. 14, no. 3, pp. 1571-1578.

    3. Sysoeva M.A., Jumaeva L.R., Gamajurova V.S., Zijatdinova G.K., Budnikov G.K., Halitov F.G. Himija rastitel'nogo syr'ja, 2009, no. 2, pp. 121-124. (in Russ.).

    4. Sysoeva M.A., Habibrahmanova V.R., Gamajurova V.S. Himija rastitel'nogo syr'ja, 2009, no. 3, pp. 151-156. (in Russ.).

    5. Sysoeva M.A., Habibrahmanova V.R., Gamajurova V.S., Kyjamova G.I. Himija rastitel'nogo syr'ja, 2009, no. 4, pp. 117-122. (in Russ.).

    6. Mazurkiewicz W. Acta Poloniae Pharmaceutica - Drug Research, 2006, vol. 63, no. 6, pp. 497-501.

    7. Nakajima Y., Sato Y., Konishi T. Chemical & pharmaceutical bulletin (Tokyo), 2007, vol. 55, no. 8, pp. 1222-1226.

    8. Zheng W.F., Liu T., Xiang X.Y., Gu Q. Acta pharmaceutica Sinica, 2007, vol. 42, no. 7, pp. 750-756.

    9. Zheng W.F., Zhao Y.X., Zhang M.M., Yin Z.J., Chen C.F., Wei Z.W. Mycosystema, 2008, vol. 27, no. 4, pp. 574- 581.

    10. Liu C., Zhao C., Pan H.H., Kang J., Yu X.T., Wang H.Q., Li B.M., Xie Y.Z., Chen R.Y. Journal of natural products, 2014, vol. 77, no. 1, pp. 35-41.

  • Metrics
    No metrics available
Share - Bookmark