Таранные кости крупнорогатого скота в культурах эпохи бронзы степной и лесостепной Евразии

Article Russian OPEN
Podobed, V. A. ; Usachuk, A. N. ; Tsimidanov, V. V. (2015)
  • Publisher: Алтайский государственный университет
  • Journal: Теория и практика археологических исследований (issn: 2307-2539, eissn: 2307-2539)
  • Related identifiers: doi: 10.14258/тпаи.v2i10.810

Авторы статьи рассматривают бытование астрагалов крупного рогатого скота в культурах эпохи бронзы степной и лесостепной Евразии (синташтинской, петровской, алакульской, срубной и др.). Анализ собранных данных свидетельствует о том, что эти астрагалы, с одной стороны, служили сырьем для изготовления утилитарных изделий, главным образом орудий, а с другой - являлись атрибутами различных обрядов. В частности, рассматриваемые кости помещали в могилы в качестве погребального инвентаря (преимущественно в захоронения лиц 6-12 лет и женщин). Их также клали на перекрытия могил, близ могильных ям, в ровики, т.е. на границы, отделявшие живых от мертвых. В ходе поселенческих обрядов астрагалы крупного рогатого скота оставляли на границах жилищ (близ стен, углов, входов), а также в ямах и колодцах, которые, очевидно, считались каналами связи с потусторонним миром. По мнению авторов, астрагалы крупного рогатого скота в культурах эпохи бронзы были полисемантичны - в зависимости от характера обряда их знаковая нагрузка являлась разной. В частности, эти предметы могли использоваться для открытия канала связи с иным миром или его блокирования, выступать в качестве символов животных.
  • References (49)
    49 references, page 1 of 5

    1. Бузаевка-I, 4/4, костяк 2 [Рослякова, Косинцев, 2013, c. 213; Рослякова, 2014б, с. 72-74; 2014в, табл. 104; 106].

    2, 3. Владимировка-I, 2/1 [Кузьмина и др., 2003, с. 223-224], 2/3 [Кузьмина и др., 2003, с. 224-225].

    5. Новая Михайловка-IV, 5/6 [Васильева и др., 2012, с. 202; Рослякова, Косинцев, 2012, с. 356].

    6. Рождествено-I, 2/7 [Крамарев, Кузьмина, 2012, с. 89-90; Рослякова, Косинцев, 2012, с. 358].

    7, 8. Съезжее-II, п. 32 [Колев, 2003, табл.; Горбов, Усачук, 2011, с. 55], п. 36 [Ко- лев, 2003, табл.]****.

    9. Тростянка-I, 1/13, костяк 2 [Рослякова, 2014б, с. 87-88; 2014в, табл. 104; 106].

    Волгоградская обл. 19. Бережновка-II, 93/1 [Синицын, 1960, с. 95]. 20. Новоникольский-II, п. 19 [Шилов, 1975, с. 38].

    Ростовская обл. 23. Пирамида-IV, 1/10 [Ромащенко, 2007, с. 156]. 24. Сагва-II, 1/4 [Балабина, 1993, с. 40-42]. 25. Сухо-Чалтырская, 1/8 [Ильюков, Ларенок, 1982, с. 159-160].

    Днепропетровская обл. 28. Николаевка-I, 6/5 [Ковалева и др., 1979, с. 32].

    Антипина Е.Е. Археозоологические материалы // Каргалы, т. III : Селище Горный: Археоло- гические материалы: Технология горно-металлургического производства: Археобиологические ис- следования. М. : Языки славянской культуры, 2004. С. 182-239.

  • Metrics
    No metrics available